Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

Diva

(no subject)

Diva

Маниакальность вместо счастья

Via immoralist.
Хочу написать про психическую моду. У каждого времени есть свои модные психические состояния - престижные эмоции, состояния сознания, схемы мышления. Бывает мода даже на психические расстройства и патопсихологические синдромы. Романтики 19-го века культивировали моду на депрессию - сплин считался наиболее подходящим состоянием для настоящего романтика. Сумасшествие романтики тоже почитали, кстати. Начало 20-го века - эпоха истерии. В 1960-е годы в моде были измененные состояния сознания и галлюцинации. В 1990-е, помнится, тоже. В наши времена, кстати, можно увидеть множество разных психических мод.

Я хочу написать о сегодняшней моде, которая сильно влияет на состояние умов, как мне кажется. Это мода на маниакальное состояние - один из видов расстройств настроения. Каков сегодня образ успешного и благополучного человека? У него всегда приподнятое настроение, он не унывает, он ничем не заморачивается. Он постоянно что-то делает - самореализуется каждую минуту своей жизни. Он постоянно генерирует креативные идеи, а также осмысляет и комментирует всё, что видит.

Собственно, всё перечисленное входит в маниакальную триаду. Это три основных симптома маниакального синдрома (МС) - постоянно повышенное настроение, ускорение ассоциативных процессов и двигательной активности, постоянное стремление к деятельности. Есть и другие симптомы, помимо триады - они тоже совпадают с идеалом современного человека. Современный человек всегда хочет секса и всегда должен быть к нему готов - и МС сопровождается повышенной сексуальной возбудимостью. Современный человек должен всегда быть лучшим - переоценка собственной личности тоже входит в МС. <...>
Diva

Александр Васильев

По традиции мы собрались в Европу на зимние распродажи и, узнав о том, что где-то в Париже сейчас находится авторитетнейший историк моды Александр Васильев, встретились с ним. Он рассказал, как преподносить себя в обществе, когда умрёт гламур и какие носки надевать на бал

На интервью Александр Васильев пришёл не один – его гордо сопровождал чёрный мопс по имени Котик, который с важным видом прослушал весь наш диалог. С мэтром стиля и демиургом моды мы беседовали больше часа. Обаятельный человек в охристом шарфе отвечал на каждый вопрос по нескольку минут, и складывалось впечатление, что сидишь на одной из его лекций. Заказав свой любимый чай Earl Grey, Александр заметил, что не ответит на все сто вопросов, можно даже не пытаться все их ему задавать. Но в конце концов мы получили 117 ответов. И если бы наш герой не спешил на следующее интервью, то уверены, что смогли бы заполнить его ответами целый номер.

Текст: Алексей Зимин

1 Вас называют историком моды. Но это слишком расплывчатое определение...
Я занимаюсь историей моды, это определение абсолютно точное, ничего расплывчатого в нём нет.
2 Расскажите, как проходит ваш день.
Я встаю обычно в семь утра, мой день длится до двух часов ночи. Много времени я провожу в Интернете – отвечаю на письма поклонников и журналистов, рассматриваю всевозможные предложения. Потом гуляю со своим мопсом и еду вести лекции. В Москве бываю пять дней в месяц – за это время читаю одну-две лекции и даю несколько интервью.
3 Где вы читаете лекции?
У меня школы в Риме, Париже, Венеции, Стамбуле и даже в Королевстве Камбоджа. В России я читаю лекции в рамках программы "MBA моды" при философском факультете МГУ.
4 Сколько человек уже прослушало ваш курс?
В Москве – не меньше десяти тысяч человек.
5 Как к вам записаться?
У меня есть сайт vassiliev.com, где всё подробно изложено.
6 Что вы могли бы делать не за деньги?
Недавно во Владивостоке я проводил благотворительный бал в пользу роддомов, на котором мы собрали 3,5 млн. рублей.
7 Чтобы быть модным, обязательно знать историю моды?
Конечно! Иначе вы будете выглядеть как вахлак. Collapse )
  • Current Music
    Анатолий Королёв - Весёлый дятел
Diva

(no subject)

Diva

Денис Симачёв: 100 вопросов за 15 минут

За 5 лет простой русский панк обрёл имя Denis Simachёv, познакомился с Абрамовичем и стал дико модным дизайнером

Интервью: Дмитрий Губин

1 Почему лейблы Denis Simachёv пришиваются вверх тормашками?
Кто-то перепутал, так и покатило.
2 Есть ли у Путина ваша майка с его портретом?
У его дочерей.
3 Есть ли у Абрамовича ваша майка с его портретом?
Не знаю.
4 Правда ли, что на майке с Абрамовичем написано «Моё счастье зависит от ваших успехов»?
Враньё. Там написано «Сибнефть».
5 Кем вы хотели стать в детстве?
Вором в законе.
6 Правда ли, что вы по специальности парикмахер, рекламщик и сапожник?
Правда!!!
7 Какие прозвища у вас были в школе?
Денис Николаевич.
8 Когда вы последний раз дрались?
В пятницу на заправке. Но не с заправщиком. Мне не хочется раскрывать детали.
9 При каких обстоятельствах вы впервые попробовали спиртное?
Давно, лет в 15. Не помню, при каких обстоятельствах. При странных, наверное.
10 Приходилось ли вам воровать?
Мелочь по карманам в школе.
11 Сколько вложил в марку Denis Simachёv Абрамович?
Нисколько. Мы просто знакомы. Всё остальное -- просто слухи.
12 Правда ли, что 90% мужчин в моде - гомосексуалисты?
Неправда. 99%.

95,94 КБ
Collapse )
Diva

Владимир Сорокин

       Иногда я чищу зубы не правой, а левой рукой. Современный человек города каждый день совершает ряд автоматических движений: чистит зубы, ест, работает... Он автоматически любит, ненавидит, общается с родственниками, с животными. Я не хочу стать такой машиной и борюсь с этим: обязательно совершаю каждый день какой-нибудь зигзаг.
       Я перестал путешествовать по Европе: западные города слишком похожи. Даже Африка уже цивилизованная. Остаётся Сибирь -- только она нетронута. Это я серьёзно.
       Меня возбуждает сказка, чудеса, то, что не имеет отношения к реальности. Кинг Конг? Нет, это не по мне: большая обезьяна теоретически может существовать. А вот такого кольца, как во "Властелине колец", быть не может -- и мне это очень нравится.
       Россия для писателя -- просто Эльдорадо. Какой-нибудь швейцарский писатель вынужден всю жизнь мучительно искать гротеск, а здесь -- всё лежит на поверхности.
       Дэн Браун -- это супер. Это же чизбургер из христианства, Голливуда и апокрифов. Ницше написал: последний человек, тот, кто останется на Земле, будет размножаться, как блоха. Он будет смотреть на звёзды и спрашивать: а что это такое?
       Последний раз я сказал "ого!", когда прочитал "Гламораму". Ничего не открыв, Эллис создал библию гламура, где люди и вещи одинаковы, где между BMW и девушкой, сидящей в BMW, -- нет разницы. Вещи даже больше, чем люди, -- они самодостаточны.
       Московский гламур -- это новые голодные. Но это не голод по деньгам -- а голод по вещам как абсолюту. 70 лет у нас, по выражению Бердяева, было изобилие идей и дефицит вещей. Сейчас, когда эти идеи умерли, их место заняли идеи вещей, то есть вместо марксизма -- Kenzo и D&G. Пока ещё нет пресыщенности -- есть чувство лёгкой сытости, потому что прошло только 20 лет, а это очень мало. И никого пока не тошнит от Kenzo. В Европе тоже никого не тошнит, но по другой причине -- их стошнило в 1968 году и они уже не переедают.
       Месяц назад зашёл в метро -- встречался с человеком, у которого не так много денег, чтобы подниматься. Метро не меняется: когда поезд стоит в туннеле -- все, как и раньше, гробово молчат. Если человек начинает разговаривать -- на него косятся. Он что-то нарушает, и я понимаю что -- вот эту разобщённость. Потому что она для этой толпы комфортна, а попытка контакта -- это не комфортно. Это ужас современного человека.
       Никогда не сообщу женщине, что она безвкусно одета, хотя и не люблю безвкусицу. Мне не хочется женщин обижать: они лучше мужчин -- они впускают через себя жизнь, они не убили такое количество людей, как мы. Вот мужиков мне совсем не жалко.
       Почему все таксисты изводят себя радио? Им легче нажать кнопку радио, чем выбрать диск. Самое ужасное -- это выбор, потому что он зависит от тебя, от твоей воли.
       Мне один критик пожелал тюремного опыта. Только наивный человек может такое посоветовать. Это всё равно как если бы я пожелал ему, как Белинскому, заразиться туберкулёзом и научиться харкать кровью -- чтобы глубже чувствовать трагизм русской литературы.
       В профессии надо быть бомбой. Нельзя прилипать к чему-то уже сделанному -- нужен взрыв, нужно расчистить себе место, и потом уже делать своё, новое.

Esquire, июль-август 2006